fbpx
Хамовнический вал, д.36

ул. Воронцовская, д. 20

Растяжки: реально ли с ними что-то сделать? Спрашиваем экспертов

Откуда берутся растяжки, можно ли их на самом деле предотвратить — и реально ли от них избавиться, если они уже есть? Отвечают врачи-дерматокосметологи.

Растяжки — это вообще что?

Дерматолог-косметолог Елена Сибрина, главный врач клиники Vitaura: «Растяжки или стрии — это, по сути, разрыв кожи на всю ее глубину».

Дерматолог-косметолог Марина Миусова, клиника Lazerjazz: «Есть две формы стрий: красные (начальная воспалительная фаза) и белые (атрофические рубцы — финальная фаза, когда из-за патологического коллагена образуется дефект во всех слоях кожи)».

Дерматолог-косметолог Татьяна Аль Сабунчи, главный врач клиники Tori: «Сначала растяжки красные, потому что заполнены сосудами, наполненными кровью. Пока растяжки формируются, это еще не рубцовая ткань, а разволокнение, истончение кожи. Она становится в этом месте более рыхлая. Потом сосуды пустеют, производство коллагена усиливается, формируется рубец — и растяжки белеют и становятся менее заметными».

Модель с растяжками в каталоге магазина Boohoo

Где они чаще всего образуются, эти растяжки?

Марина Миусова: «У юношей, как правило, — в нижней части спины и в области коленей. У девушек — на бёдрах и икрах, у беременных женщин — на животе и груди».

Правда ли, что перед появлением растяжки можно ощутить зуд?

Татьяна Аль Сабунчи: «Да. Я сама в беременность именно по этому зуду понимала, где будет разрыв кожи».

Почему они вообще появляются?

Елена Сибрина: «Главная причина — дисбаланс гормонов и его влияние на соединительную ткань. Этот дисбаланс бывает в подростковом возрасте и во время беременности. Плюс избыточное растяжение кожи (при быстром росте, резком наборе массы тела).

Еще растяжки могут быть побочным эффектом приема стероидных гормонов — тех, что применяются для быстрого набора мышечной массы».

Также растяжки сопровождают некоторые заболевания, например:

  • гиперкортицизм (в том числе юношеский) — когда кора надпочечников синтезирует слишком много гормонов, — болезнь и синдром Иценко-Кушинга,
  • синдром Марфана — наследственное заболевание, связанное с патологией соединительной ткани,
  • адреналовая гиперплазия — генетически обусловленное расстройство, при котором снижена выработка кортизола.

Как формируются растяжки?

Дерматолог-косметолог Елена Селиванова, клиника «Петровка-Бьюти»: «Растяжки возникают на уровне дермы. Синтез коллагена и эластина снижается, а ферменты, которые разрушают коллаген, производятся в обычном режиме. В результате сохраняется целостность эпидермиса, но происходят разрывы в глубине».

Елена Сибрина: «Уменьшается сцепление между волокнами коллагена, разрываются волокна эластина, разрушаются капилляры. Кожа становится уязвимой, образуется «провал». Заживление таких микротравм происходит путем рубцевания. Поэтому мы говорим, что растяжка формируется как рубец и, как и рубец, может стать гипотрофической (минус ткань), гипертрофической (плюс ткань) или превратиться в келоид».

Модель с растяжками в каталоге магазина Boohoo

Почему важно увлажнять кожу, чтобы избежать появления растяжек?

Татьяна Аль Сабунчи: «Увлажняя кожу, кремы делают ее более эластичной. Грубый пример: свежий кусочек хлеба мы можем согнуть, а сухарик треснет. Поэтому кремы использовать важно и нужно, и не только во время беременности, но и при ее планировании».

Можно ли предсказать появление растяжек?

Недавно были обнаружены четыре генетических маркера, которые могут указать на предрасположенность к растяжкам. При наличии этих маркеров кожа вырабатывает меньше белков протеина (в частности, фибронектина), ответственного за эластичность и регенерацию.

Елена Сибрина: «Играют роль наследственность и другие генетические факторы. Зная, что у пациента генетические полиморфизмы соответствующих генов, мы не станем назначать процедуры с дозированным повреждением тканей (абляционный лазер и тому подобные)».

Марина Миусова: «Есть генетические тесты, которые указывают на возможные патологии соединительной ткани. Это косвенные показатели, по которым можно предположить вероятность растяжек».

В любом случае, важно поддерживать стабильный вес, а во время беременности применять профилактические меры. «Это не только кремы, но и мягкий массаж, контрастный душ, поддерживающее белье«, — говорит Елена Сибрина. «Хорошо использовать средства с центеллой, с водорослями, в том числе водорослевые обертывания (для беременных — без нагрева). Они насыщают кожу микроэлементами«, — добавляет Елена Селиванова.

Если растяжки — разрывы на уровне дермы, возможно ли в принципе от них избавиться?

Елена Сибрина: «При помощи аппаратных и инъекционных методик, пероральных и наружных средств можно уменьшить выраженность растяжек. Но сформировавшаяся глубокая стрия не восстановится до здоровой кожи. Важно принять этот факт».

Марина Миусова: «Как и рубцы, растяжки полностью убрать невозможно. Можно скорректировать их толщину, цвет, улучшить плотность ткани. Тогда они будут выглядеть как высветленные тонкие полоски».

Татьяна Аль Сабунчи: «Каждая девушка, которая идет на процедуры, должна понимать: кожа станет лучше. В каких-то случаях — значительно лучше. Но это не одна процедура, и следы все равно останутся».

Могут ли помочь кремы от растяжек?

Елена Сибрина: «Кремы против растяжек — не панацея, но и полной профанацией я бы их не назвала. В увлажненной коже с хорошим липидным балансом процессы регенерации проходят лучше».

Марина Миусова: «При сформировавшихся белых атрофических полосах кремы не помогают. Но их можно использовать в качестве вспомогательной терапии в дополнение к процедурам.

Есть также ретиноловые препараты, которые применяются при лечении различных коллагенозов, в том числе при растяжках. Они эффективны на первой — «красной» — стадии формирования. Но у этих препаратов много ограничений, их должен назначить врач».

Татьяна Аль Сабунчи: «Если вы мажете растяжки чем угодно, хоть сметаной, они все равно в итоге побелеют. И можно будет сказать, что сметана помогла. Но я не видела ни один крем, который мог бы их предотвратить или убрать. Но если кожа плотная, эластичная и упругая (крем как раз может этому поспособствовать), растяжка будет узенькая, не сильно заметная».

Правда ли, что с растяжками можно что-то сделать только пока они свежие?

Марина Миусова: «У растяжек нет возраста, но есть стадии формирования. Подход к лечению каждой стадии разный. Вовремя начав лечение, можно снизить количество растяжек и их площадь».

Елена Селиванова: «Да, лучше работать с растяжками, пока они красные. Если же растяжке десять лет — это зрелый рубец, полностью замещенный соединительной тканью. Ткань эта грубая, и воздействовать на нее сложно».

А есть правильная профессиональная схема избавления от растяжек?

Марина Миусова: «На первой стадии мы применяем инъекционные и физиотерапевтические методы — плазмотерапию, мезотерапию с регуляторами-пептидами и венотоники. Задача — снизить воспаление в поврежденном участке и улучшить микроциркуляцию. Это помогает избежать формирования неполноценного коллагена.

На стадии атрофического рубца нужно уплотнить ткани и уменьшить ширину рубца. Для этого используются мягкие лазерные шлифовки, радиоволновая терапия (термаж, игольчатый RF), инъекции коллагена, фибрина плазмы, полимолочной кислоты, гидроксиаппатита кальция, Radiesse. Если ширина стрии 8 мм и больше, применяются нитевые методы для сведения краев дефекта.

Елена Селиванова: «Курс обычно состоит из мезотерапии (низкомолекулярная гиалуроновая кислота плюс аминокислоты, либо пептиды) и лазерной шлифовки (абляционный лазер или неабляционный — зависит от степени выраженности растяжек), а затем плазмотерапия. Лазер делается раз в месяц, между ним — инъекции. Может потребоваться 5-7-10 циклов лазера и инъекций — предсказать сложно. Дряблость, неровность кожи в зоне растяжек становятся меньше, сами они — более плоские.

Раньше вместо лазера мы делали химические пилинги ТСА, но сейчас их не используем, так как повреждение, в отличие от лазеров, они создают сильное и неконтролируемое.

Неплохо работает ретинол — его можно использовать дома, но только после завершения беременности и ГВ. Ретинол может взять 1%-ный у профессиональных марок (Obagi, Rejudicare), а может быть аптечным — например, клензит, эффезел, дифферин (химическое вещество — адапален). Применяется минимум 3-6 месяцев.

Можно также использовать дермороллеры с гиалуроновой кислотой или сыворотками с факторами роста. И делать армирование коллагеностимуляторами (полимолочная кислота, гидроксиапатит кальция) — один раз в 3-4 месяца, обычно нужны 2-3 процедуры».

Татьяна Аль Сабунчи: «Мы применяем аппаратные методы, связанные с нагревом. Как это работает? Пример: я как-то объясняла сыну, что такое растяжки. Взяла полиэтиленовый пакет, пальцами его растянула, отпустила — пакет в этом месте провис. Сын подул на это место горячим воздухом из фена — пакет подсобрался. Очень грубо упрощая — так работают и аппаратные методы на коже. Тепловые методы — шлифовки и радиолифтинг — способствуют сокращению кожи, выравнивают текстуру.

И да, иногда нужны инъекции в зону растяжек (это и рубцов касается) — либо плазмотерапия, либо мезотерапия, это улучшает питание тканей и регенерацию».

Елена Сибрина: «Отмечу, что все эти методы применяются только когда вы уже не беременны и не кормите грудью, а также не имеете эндокринных патологий. И добавлю, что иногда имеет смысл применение фото- и букки-терапии (воздействие пограничными рентгеновскими лучами Букки) — если мы видим чрезмерный рост сосудов или подозреваем, что формируется келоид».

Когда нельзя лечить растяжки у косметолога?

Если у вас есть заболевание в острой фазе, вы беременны или кормите грудью. Также свои противопоказания имеются у каждого отдельного метода.

Есть ли надежда, что лекарство, избавляющее от растяжек на 100%, найдется?

Елена Сибрина: «В исследовании, опубликованном в журнале Science в 2017 году, ученые утверждают, что можно воздействовать на регенерацию кожи так, чтобы она не рубцевалась. Секрет оказался в волосяных фолликулах».

В журнале Nature об этом исследовании пишут: «Ученые, проводившие исследования по формированию рубцов на мышах, заметили странность: в ранках на спине у мышей вырастали волосы. Еще более странным было то, что кожа вокруг этих волосяных фолликулов регенерировалась до нормальной, а под ней формировался слой жировых клеток — а жировые клетки обычно не образуются под рубцовой тканью. В 2017 году команда ученых под руководством Джорджа Котцарелиса, дерматолога из Perelman School of Medicine, доказала на мышах: новые волосяные фолликулы производят факторы роста — костные морфогенетические белки (BMPs), которые могут трансформировать фибробласты в жировые клетки. «И круто то, — говорит Котцарелис, — что получается: когда у вас есть волосяной фолликул, он нормализует кожу вокруг него«. Человеческие фибробласты, похоже, тоже способны превратиться в жировые клетки под воздействием BMP. Но до протоколов лечения на людях все же пока далеко, признает команда.

+7 (495) 374-84-11
Хамовнический вал, д.36
WhatsApp
+7 (495) 374-84-10
ул. Воронцовская, д. 20
WhatsApp
ПН - ВС: 9:00 - 21:00